Я не философ, я интуит…

Тадеуш Ружевич (Tadeusz Różewicz) — польский поэт, писатель и драматург, один из наиболее ярких представителей литературного авангарда в Польше и в мире.  Лауреат многих премий, неоднократно номинировался на Нобелевскую премию по литературе. Почетный доктор нескольких университетов Польши. Ружевича включают в число писателей, которые «создавали польскую драматургию и обновляли польский театр».
Тадеуш Ружевич родился 9 октября 1921 года в городе Радомско. Он был вторым сыном в семье судебного писаря. Его старшим братом был Януш, впоследствии ставший поэтом, младшим — Станислав, будущий кинорежиссер и сценарист. Мать  воспитывала детей и вела хозяйство.
Тадеуш учился в гимназии, когда началась война. Чтобы помочь семье, он брался за любую работу — посыльного, кладовщика, ученика столяра. Старший брат привел Тадеуша к подпольщикам, и в 1942 году Тадеуш

Ружевич вступил в ряды Армии Крайовой под псевдонимом «Сатир», затем сражался в партизанских отрядах с 1943 до 1944 года. Сражался, сочинял стихи и постоянно размышлял: снимает ли война ответственность за убийство во имя высшей цели? В 1944 году нелегально издан его первый сборник «Лесное эхо», в который вошли стихи, фрашки (остроумные стихотворные миниатюры), юморески, интервью и патриотическая проза. В июле 1944 года Ружевич потерял старшего брата – Януш был арестован немцами и расстрелян.

После войны, получив аттестат об окончании школы, Тадеуш поступил на факультет истории искусств Ягеллонского университета в Кракове, но так его и не закончил. В то время он сблизился с неоавангардистами. Поэтические сборники Ружевича «Беспокойство» (1947) и «Красная перчатка» (1948) были признаны революционными. Ружевич придал новую форму поэзии и стал одним из самых переводимых польских авторов.
В своей поэзии он выражал тревоги и горести военного поколения, взрослевшего в борьбе. Бывший партизан Армии Крайовой в своих стихах бунтовал против  существующего миропорядка. Он утверждал: «Я не философ, я интуит». Его упрекали в нигилизме и подверженности влиянию западных поэтов. Ружевич скептически относился к коммунистической власти и хотел уехать из страны. Он переехал в Будапешт, а спустя год вернулся на родину. С женой они поселились в городе Гливице, где родились два их сына.
Оттепель, наступившая после смерти Сталина, приоткрыла окно на Запад. Восхищенный поэтическим авангардом Беккета и Ионеско, Ружевич написал свою первую пьесу «Картотека» – наиболее революционное из его произведений, реформирующее мировой опыт театра абсурда. Пьеса стала классикой театрального авангарда. Подцензурный вариант драмы был напечатан в ежемесячном журнале «Диалог». Полная версия пьесы была

напечатана в сборнике «Интегральные искусства» (Вроцлав, 1972). Премьера «Картотеки» состоялась 25 марта 1960 года в Драматическом театре в Варшаве.

Два основных образа «Картотеки» – внутренняя пустота Героя и проплывающий через его комнату поток явлений, людей и вещей. Минувший век не знает другого случая такого воздействия польского пера на мировой театр. Сложная тематика не помешала пьесе войти в репертуар зарубежных театров. Не было сезона, чтобы в мире не публиковали и не ставили на сцене эту пьесу.
Идея Ружевича пьесы, создаваемой на сцене, была реализована в «Разбросанной картотеке». В условиях свободы слова Тадеуш Ружевич решился на эксперимент. «Разбросанная картотека» – цикл открытых репетиций, которые автор (он же режиссер) провел с актерами на сцене Польского театра во Вроцлаве в 1992 году. Как никто другой Ружевич владел языком прессы. Внимательный наблюдатель и страстный читатель газет, он превратил новости в материал, пригодный для дальнейшей обработки. В персонажах его произведений каждый может найти отражение собственной биографии. Ружевич показал, что вместе с ликвидацией цензуры наступило время неконтролируемой болтовни и пустословия. Он уловил и высмеял эту опасность.
Опыт Второй мировой войны оставил неизгладимый след на всем творчестве Ружевича. Пьеса «В расход» о партизанской жизни, которая была знакома автору не понаслышке. Он описал партизанские будни не умалчивая ничего: грязь, вши, кровь, омерзительная еда, отрезанность от близких, мучительное отсутствие женщин, жесткая дисциплина. Эта пьеса об абсурдности войны и потере на войне человеческого лица, об ответственности за ближнего, за его боль, страдания и смерть. Пьеса ставит вопрос – за что можно умирать и где проходит граница человеческой подлости. Бывшие фронтовики встретили пьесу в штыки. По этой причине Ружевич впоследствии редко разрешал её ставить.
Об актуальности авангардных по форме и бунтарских по сути произведений выдающегося поэта и драматурга говорит то, как часто его пьесы идут на театральных сценах мира. Их успех показывает, что авторские аллюзии понятны не только на его родине. О вещах серьезных Тадеуш Ружевич часто писал с лукавой усмешкой. Он один из тех, кто, как Станчик*, выбрал маску шута, чтобы говорить правду в лицо власть имущим.
Ко времени своего дебюта как драматурга в 1960 году Ружевич уже был признанным поэтом, автором 12 стихотворных сборников. С тех пор писатель создал более полутора десятка пьес, его книги изданы на 49 языках. В 2000 году он получил польскую литературную премию «NIKE» за поэтический сборник «Мать уходит». В сборник вошли отрывки воспоминаний о матери и брате, дополненные семейными фотографиями, а также фрагменты письма матери, написанного Тадеушу на Рождество 1943 года, когда он был в партизанском отряде.
В 1960 году Тадеуш Ружевич переехал во Вроцлав. Умер 24 апреля 2014 года там же.
* Станчик (ок. 1480 — ок. 1560) — придворный шут великих князей литовских и королей польских Александра Ягеллона  (1492/1501−1506), Сигизмунда I Старого (1506−1548) и Сигизмунда II Августа  (1548−1572).
Reclame