Ярослав Ивашкевич – человек многих талантов

Уважаемые посетители блога Polonistica,
Хочу познакомить вас с известным польским писателем и поэтом Ярославом Ивашкевичем. К сожалению, в небольшой статье невозможно раскрыть все грани его таланта  и перечислить подробности его биографии. При желании вы можете обратиться к более подробным источникам информации.

Итак, Яро́слав Леон Ивашке́вич ( Jarosław Leon Iwaszkiewicz, известен также под псевдонимом Eleuter) – поэт, прозаик, драматург, эссеист и переводчик, председатель Союза польских писателей (1959–1980), лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1970).

Будущий писатель  родился  20 февраля 1894 года в селе Кальник Киевской губернии.  Его отец Болеслав Ивашкевич участвовал в польском восстании 1863 года, за что и был исключен из Киевского университета. Отбыв наказание, какое-то время служил домашним учителем, затем до конца своей жизни работал бухгалтером на сахарном заводе. После смерти отца в 1902 году семья почти лишилась средств к существованию.

Но Ярослав окончил гимназию и в 1912 году поступил на юридический факультет Киевского университета. Одновременно  он занимался в Киевской консерватории, увлекался музыковедением.

Дебют будущего писателя и поэта состоялся в 1915 году: в единственном номере журнала  «Pióro» («Перо») было напечатано его стихотворение «Лилит».

В 1916–1918 годах Ярослав Ивашкевич был литературным руководителем киевского театра «Студия» Станиславы Высоцкой, а также служил в театре актером.  Весной 1918 года он вступил в 3-й Польский корпус, а после его расформирования поселился в  Кракове, позже переехал в Варшаву. В Варшаве Ивашкевич стал активным  участником авангардистской литературной группы «Под пикадором» (Pikador) и поэтической группы «Скамандр»  (Skamander), основанной  поэтами при Варшавском университете. Сблизился с писателями круга журнала «Pro arte et studio».

Это был период, когда Ивашкевич увлекался творчеством Ницше, Рембо, Уайльда, как и они, преклонялся перед «чистой красотой». В 1919–1920 годах входил в редколлегию журнала «Zdrój», затем два года был редактором отдела искусства в газете «Kurier Polski». Стихи, прозу и рецензии публиковал  в газете «Kurier Lwowski» и журнале «Tygodnik Ilustrowany». В 1921 году вместе с друзьями создал экспериментальный художественный театр «Elsynor», в котором была поставлена пьеса Станислава Виткевича «Прагматики» («Pragmatyści»).

В 1922 году Ивашкевич женился и с 1928 года  проживал неподалеку от Варшавы в новом доме в Подкове-Лесьной  – знаменитомСтависко.

В 1923 году Ивашкевич стал членом  Союза польских писателей. Два года работал секретарем маршалека сейма Мащея Заталя. В 1924–1939 годах сотрудничал с еженедельником «Wiadomości Literackie», публикуя стихи, статьи и рецензии. В 1926 году вошел в состав польского ПЕН-клуба.  С1927 по1932 год писатель руководил отделом пропаганды искусства МИД Польши. Работал секретарем польского посольства в Копенгагене (1932–1925) и Брюсселе (1935–1936), а с1939 года – заместителем председателя Союза польских писателей. 

В годы немецкой оккупации жил в Стависко и был активным участником культурного подполья. Его дом служил конспиративным центром творческой жизни. Он руководил отделом литературы в департаменте образования, науки и культуры Представительства правительства на Родине (Делегатуры). После освобождения Польши Ивашкевич четыре года руководил Польским театром в Варшаве.

В 1948 году участвовал (вместе с Ежи Борейшей) в организации Всемирного конгресса деятелей культуры в защиту мира во Вроцлаве, а в 1950 был делегатом Второго Всемирного конгресса мира.

Стихи, прозу и рецензии публиковал в еженедельниках «Nowa Kultura» (1950–1956) и «Przegląd Kulturalny» (1952–1954). В 1952, 1954 и 1970 годах становился лауреатом Государственной художественной премии I степени.

C 1952 года  – председатель наблюдательного совета издательства «Czytelnik» и до конца жизни возглавлял Союз польских писателей, избирался депутатом Сейма ПНР.  А с февраля 1955 года  был главным редактором литературного журнала «Tworczosc».

С 1960 года – член правления Европейского сообщества писателей. Читал лекции о польской литературе  в Варшавском университете. В 1971-м  стал доктором honoris causa Варшавского университета, а в 1979 году – Ягеллонского университета в Кракове.

Творчество Ярослава Ивашкевича сложно отнести к какому-либо определенному жанру. Его ранние произведения «Зенобия Пальмура», «Бегство в Багдад», «Вечер у Абдона» написаны в духе сказочно-поэтической повести.  Уже в романе «Заговор мужчин» проявляется уникальное видение мира Ивашкевича, максимально полно проступившее в рассказах «Барышни из Вилько».

Для произведений Ивашкевича характерен принцип столкновения противоположностей (жизнь–смерть, любовь–ненависть), острый психологизм, мотивы жестокой любви и одиночества. Трагизмом окутаны произведения, в основе которых лежит опыт войны и оккупации: «Конгресс во Флоренции», «Битва на сейджмурской равнине», «Мать Иоанна от Ангелов».

Среди сочинений 1930-х годов выделяется остропсихологический роман «Блендомежские страсти» («Pasje błę domierskie», 1938), навеянный судьбой Льва Толстого, а также драма «Лето в Ноане» («Lato w Nohant», 1936–1937) посвященная судьбе Ф. Шопена. Среди исторической прозы особо выделяется роман «Красные щиты» («Czerwone tarcze», 1934), в котором на фоне феодальных распрей в польских землях XII века подчеркивается проблема антисемитизма, роман-биография «Фредерик Шопен» («Fryderyk Szopen», 1938), драма «Маскарад» («Maskarada», 1939) о жизни А. С. Пушкина. Основанная на реальных событиях антиклерикальная повесть «Мать Иоанна от Ангелов» («Matka Ioanna od Aniołów», 1946) экранизирована в 1961 году Е. Кавалеровичем.

В послевоенном творчестве Ярослава Ивашкевича, например в сборниках  «Новая любовь и другие рассказы» («Nowa miłość i inne opowiadania», 1946), «Итальянские новеллы» («Nowele włoskie», 1947), «О псах, котах и чертях» («O psach, kotach i diabłach», 1968), сочетаются разносторонность нравственных стремлений и точное воссоздание быта, реалистичная манера.

Кроме личного творчества Ивашкевич  переводил многих авторов – французских (Артюр Рембо, Полья Клодель, Андре Жид, Жан Жироду), датских (Г. Х. Андерсен, С. Кьеркегор), русских (Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, И. А. Бунин),  даже Шекспира («Гамлет», «Ромео и Джульетта»). В предисловии к своему переводу повести Ивана Бунина «Суходол» он отмечал многое в творчестве писателя, созвучное его собственным настроениям. 

Ярослав Ивашкевич умер 2 марта 1980 года в Варшаве. Похоронен в Брвинове под Варшавой. В усадьбе писателя в Стависко открыт музей, посвященный его жизни и творчеству.

Sursa foto: liveinternet.ru; culture.pl;

POLONEZII ÎN CĂRŢI: Sara Gruen ”Apă pentru elefanți”

                                    apa-pentru-elefanti

                                 Viața este cel mai spectaculos  show de pe pământ
Primul rând: „Am nouăzeci de ani. Sau nouăzeci și trei. Ori una, ori alta“.
Ultimul rând: „Pentru moșneagul ăsta, circul e casa lui“.
Între cele două rânduri se desfășoară povestea fascinantă a tânărului Jacob Jankowski, care în anii ’30 iși face ucenicia vieții într-unul dintre cele mai vestite circuri americane. Angajat să aibă grijă de animale, Jacob va descoperi sub marea cupolă un univers cu personaje bizare și fascinante, dar și cu reguli rigide ca ale unei caste.

…Marlena face o pauză, apoi ridica ochii spre mine și îmi  întâlnește privirea.
—  Jankowski e un nume polonez, așa-i ?
 — Da. Sigur сă da.
—  În general, polonezilor nu le prea plac evreii.
— N-am știut са August e evreu.
—  Cu un nume са Rosenbluth ? zice ea…

…Celălalt barbat stă chiar în fața ei, cu găleata. Rosie e ca vrajită. Trompa i se ridică deasupra găleții, mirosind și încercând să-și croiască drum prin lichidul limpede.
— Przestań !  spune eI, indepartând-o. Nie !
Fac ochii mari.

— Ai o problemă? zice.
— Nu, zic iute. Nu, și eu sunt tot polonez.
—  А. Scuze. Își flutură  mâina spre trompă pentru a o face să se îndepărteze, își șterge mâina ре pantalon, apoi mi-o întinde.  Grzegorz Grabowski, spune. Poți să-mi spui Greg. — Јасоb Jankowski, spun, strângându-i mâina.
 Еl  și-о retrage ре a lui grăbit, pentru a feri conținutul găleții.
— Nie !  Teraz nie ! spune enervat, împingând trompa insistentă.  Јacob Jankowski, deci ? Da, mi-a spus Camel despre tine.
— Се е în galeată ? întreb.
 — Gin și bere dе ghiмbir, spune.
—  Glumești.
— Elefanților  lе place mult alсооlul. Vezi ? A fost de ajuns să miroasă оdată asta și nu-i mai pasă de varză. A! zice, parând trompa. Powiedziałem przestan! Pozniej!
— De unde naiba știi asta ?

—  Ultimul circ  lа care-am Іucrat avea zece elefanți. Unul  dintre ei se făcea сă-l doare burta în fiecare seară, са să-și capete doza de whisky.  Știi се te rog, du-te să  iei bățul. Probabil c-o să vină  după поi fără probleme înapoi lа circ doar ca să-i dăm ginul ăsta, nu-i asa, moj malutki paczuszek ? dar zic că-i mai bine să-l avem, pentru orice eventualitate… 

…— Се vrei ? mormăie Greg, continuând să-i ungă rănile.
 — Am vrut doar să văd се face.
 —  Ai văzut ! Acum te rog să mă scuzi, am treabă, zice, trimițându-mă lа plimbare. Se întoarce iar spre ea. Nogę, zice. No, daj nogę ! О clipă mai târziu, elefantul ridică  piciorul și îl ține în față. Greg îngenunchează și îi dă cu niște alifie la subraț, chiar în fața sânului ei ciudat și cenușiu, care-i atârnă exact ca aI unei femei.
— Jestes dobra dziewczynka, zice ridicandu-se si punand dopul inapoi. Poloz noge.
Rosie pune piciorul îпapoi ре pământ.
— Masz, moja piekna, spune, cautându-se în buzunare.
Trompa ei se învârte în jur, investigând. El scoate o bomboană mentolată, o scutură de scame și i-о întinde. Ea o culege cuminte dintre degetele lui și și-o bagă în gură. Мă uit Ia ei șocat….”

Apărut în SUA în 2006, romanul Apă pentru elefanți a fost luni întregi Nr. 1 în topurile de vânzări din New York TimesLos Angeles TimesWall Street JournalUSA Today, fiind desemnat în același an Favourite Book of the Year, de către publicația Newsday. În 2007, este recompensat cu premiile Booksense Book of the Year și Bookbrowse Diamond pentru cea mai populară carte.